РАСПИСАНИЕ БОГОСЛУЖЕНИЙ

         Чай в четверг!
ВКонтакте   Facebook   acd6ae_ed0d47f518584c3c93db3f36a12179f2   Пожертвования

 

Курский областной центр «Милосердие»

Наш храм помогает вещами Курскому центру "Милосердие" во главе с отцом Михаилом Никитиным.

Вот о них статья.

Помощь кризисной семье: «нужно вместо сердца иметь кусок металла, чтобы не отреагировать»

Курский областной центр «Милосердие», который возглавляет священник Михаил Никитин, занимается помощью кризисным семьям в сельской местности. В его пятилетней практике нет ни одного случая изъятия детей из семьи.



ВСЕМ МИРОМ



«Нужно вместо сердца иметь кусочек металла, причем ржавого металла, чтобы побыть там, посмотреть и никак не отреагировать», - говорит отец Михаил Никитин. 

Где же это страшное место? Да повсюду, если присмотреться. Кризисные семьи в сельской местности – под таким названием попадут они в статистическую графу. Многодетные, приезжие, безработные, пьющие, полуголодные, неизвестно, как и на что живущие, неполные… Всякие. Чаще всего, совсем не похожие на ангелов, так что народный приговор суров: «нарожали, пусть сами и разбираются». 

А отец Михаил – про «кусочек ржавого металла». Неужто мы так жестоки? Да нет, конечно, нет. Скорее, ленивы и нелюбопытны. А действовать, когда надо, можем. И помогать умеем всем миром - не просто собрав денег, навязав теплых носков и накрутив продуктовых посылок, а грамотно – видя и корень проблемы, и перспективу, и всю ее сложность. 

Мы много говорим о гражданском обществе. Есть ли оно у нас, способно ли действовать и если да, то каков эффект от этих действий? Курский областной Центр «Милосердие», который возглавляет иерей Михаил Никитин, дает прекрасный пример такой деятельности. Созданный Церковью, он является общественной организацией, тесно сотрудничает с государственными структурами и привлекает в свои ряды или просто к сотрудничеству самых разных людей. На его попечении 27 семей, имеющих в общей сложности около ста детей. 

ЖИВЫЕ ХРАМЫ - ДЕТИ



Когда-то отец Михаил решил строить православный приют. Зарегистрировал вместе с несколькими друзьями центр, уже и землю им практически выделили. «Но, - говорит, - Господь показал другой путь. Чтобы мы не кирпичи возводили, а хлеб покупали живым храмам – детям».

Получилось так. Отец Михаил узнал об одной семье из соседнего села, где шестерых детей забрали в приют. Родители – граждане Украины, пособий никаких им здесь не положено, а главу семьи только что уволили с работы. Он решил съездить туда вместе с начальницей местного отдела опеки, посмотреть, в чем дело, как можно помочь. «Знаете, что у них в последний раз было на ужин? – объясняла она. – Дети украли где-то буханку хлеба и бутылку подсолнечного масла!» - «Но если бы не украли, - спросил отец Михаил, - что б они ели тогда?»

Первым делом отец Михаил велел матери написать заявление на пересмотр решения суда об изъятии детей (это само собой), а сам тем временем составил программу поддержки семьи и приступил к делу. Жилищные условия семьи были ужасными. В домишке том буквально все пришлось менять – от пола до проводки, да еще печь новую класть. Завезли необходимую для детей мебель (двухъярусные кроватки, письменные столы), закупили одежду.

«Потом встал вопрос о питании, - рассказывает отец Михаил. - Мы сразу решили, что на руки денег подопечным выдавать не будем. И - придумали схему снабжения детей питанием из соседних магазинов». Центр заключает договор с ближайшим магазином, что тот будет выдавать семье основных продукты питания (хлеб, молоко, крупу, растительное масло) и выставлять счет. 

КОМ МЕЛОЧЕЙ И ПРОФИЛАКТИКА ИЗЪЯТИЯ



Так постепенно, на практике рождалась технология помощи кризисным сельским семьям, решения основных проблем – ветхое жилье, холод, плохое питание, нехватка места, задолженности по оплате коммунальных услуг. Прочие проблемы - медицинские, педагогические, юридические, психологические – решаются совместно с соответствующими государственными структурами. 

Эта схема себя оправдала и действует уже пять лет – с тех самых пор, как был создан Центр «Милосердие», как он начал заниматься помощью кризисным семьям на селе. За это время приобретен опыт работы, который трудно переоценить, налажено взаимодействие с органами государственной власти, отработана схема сопровождения находящихся в тяжелой ситуации семей, которая сегодня уже работает как часы – перенимай и внедряй. 

Продумано все. Начиная от той же схемы снабжениями продуктами до уникальных технологий ремонта – быстрого, дешевого, надежного. Вот взять, к примеру, щели в полу. Отец Михаил тотчас перечислит, что иметь при себе нужно группе добровольцев, которая отправляется на борьбу с ними: кровельное железо; шурупы; шуруповерт; дрель; утеплитель; линолеум, ковровое покрытие; ножницы по металлу. Щели задлывают кровельным железом, разбитые окна – прозрачным пластиком для рекламных щитов («и резать удобно, и любой снежок или камень выдержит»)… Мелочи, излишние подробности? 

 

В деятельности центра социальной поддержки нет и не может быть мелочей, - убежден отец Михаил. Они накапливаются как снежный ком, превращаясь в лавину проблем, которую в определенный момент уже не остановить – и заканчивается все трагически, развалом семьи, изъятием из нее детей. Именно из-за «мелочей» - окон без стекол, щелей в стенах, отсутствии письменного стола и лампы, задолженности за электричество, матрасов на голом полу – дети могут покинуть семью, не по своей воле. 

И самое главное – за эти пять лет в практике Центра больше не было ни единого случая изъятия детей из семьи. (А в ту, первую, семью, с которой все и началось, детей вернули, конечно). 

ПОВЕСТКА ДНЯ



Это стало возможным благодаря тому, что Центр работает в тесном сотрудничестве с местными органами власти, органами опеки и попечительства. В 2010 году при районной администрации г. Рыльска был создан Координационный совет по оказанию помощи семьям с детьми, находящимися в трудной жизненной ситуации и нуждающимися в социальной поддержке. В него входят представители районной власти, органов опеки и попечительства, сотрудники комиссии по делам несовершеннолетних, детской комнаты полиции, педагоги и – от общественности – директор центра «Милосердие». 

Раз в месяц Совет собирается на заседания, где решаются проблемы многодетных и малообеспеченных семей, проживающих в районе. О положении дел в них члены совета узнают из рейдов, в которые отправляются раз в месяц. За каждой группой из трех человек закреплены определенные участки. 

Именно здесь, на заседании совета ставится вопрос об изъятии детей из семей, здесь намечаются пути помощи таким семьям. Если где-то возникает кризисная ситуация, подобная описанной выше, общими усилиями – власти, общественности, Церкви - устраняется ее причина. Если она связана с необеспеченностью семьи, плохими условиями проживания детей, решение этих вопросов центр «Милосердие» берет на себя – и в скором времени они снимаются с повестки дня. 

- Как вам удалось наладить отношения с местными властями? – спрашиваю у отца Михаила. 
- Здесь, в сельской местности все проще. Мы же все знаем друг друга. У нас заключено соглашение с районной администрацией. Когда я в первый раз пришел с проектом соглашения, то рассказал, скольким семьям и каким образом мы помогаем. Глава администрации почитал, послушал и удивился. Говорит: «Все чего-то просят, хотят чего-то, а у вас тут, наконец-то, конкретные дела!» - и сразу подписал». 

АДРЕСАТЫ ПОМОЩИ



- Кому помогает центр «Милосердие»? 

- Правило такое, - объясняет отец Михаил. – Мы ставим на учет неполные семьи, где мать воспитывает трех и более детей. Есть и полные семьи, но там детей должно быть не меньше шести. 

- А если в семье двое детей, но находятся они в совершенно бедственном положении? 

- Помочь – поможем, но разово. А вот оказывать регулярную помощь не имеем финансовой возможности. Ведь если мы согласимся, то придется отказать другим, кто находится в критическом положении. А так оказываем разовую помощь практически всем, кто просит. Кому-то на операцию нужно, кому-то на ботинки. Есть семья, где мама с папой пьяницы, а сын – инвалид. Пенсию его они пропивают… Так я договорился с магазином, чтобы ему давали продукты, какие попросит, мы потом оплатим. Не ходить же ему голодным…

- Проводит ли Центр «Милосердие» работу с отцами, бросившими свои семьи?

- А как можно на них воздействовать? Предположим, мы разыщем этого папу. Родители его не воспитали, школа не воспитала, общество не воспитало, государство не воспитало, и тут заявится отец Михаил, скажет волшебное слово – и он побежит обратно в семью. Да он со мной даже разговаривать не станет – в лучшем случае. 

- В каком случае вы снимаете семью с учета?

- Пока что в основном ставим. Сняли лишь три семьи.

 

- И каковы критерии?

- Когда семья поднялась на ноги, окрепла, ее, безусловно, нужно снимать с учета. Хотим, чтобы это происходило, когда они обзаведутся собственным подсобным хозяйством, станет зажиточными, «кулаками» станут, излишки сможет продавать на рынке. Мы покупаем им коз, коров, кроликов, помогаем с кормами. Но на все это нужно время. Пока снимаем с учета, если в семье объявились другие родственники или вернулся отец и теперь не одна мать воспитывает детей, если дети выросли, стали совершеннолетними. 

ОТКУДА ДЕНЬГИ?



Все просто. «Милосердовцы» (их более 50 человек) ежемесячно отчисляют в Центр фиксированную сумму. Пенсионер – пару сотен, кто побогаче – тысячу, а то и не одну. Иногда центр обращается с воззваниями к предпринимателям – лично или по почте рассылают. В общей сложности за год набирается тысяч 700 (прошлогодние данные). Пока хватает. 
«А что вы будете делать, если вдруг окажется, что на нет денег на всех подопечных?» - интересуюсь у отца Михаила. - «Значит, урежем свои доходы. На собрании Центра я скажу: у нас бедственное положение, так что вносите взносы чуть побольше, а то дети там голодные. Вы не таким толстым слоем мажьте утром на бутерброд масло и вместо колбасы положите сырок. А этой разницей мы им хлебушек оплатим».

К слову сказать, штатных сотрудников в центре Милосердие всего двое – директор да бухгалтер. Это – минимум, который необходим для юридического лица. Получают они тоже минимум – МРОТ. Оба пенсионеры. Иначе никак. 

Взять на работу молодого человека и платить ему зарплату побольше, как принято выражаться, «достойную», на которую можно существовать и кормить семью – теоретически возможно, когда организация встанет на ноги. «Но не исключено, - говорит о. Михаил, - что в один прекрасный день руководителю придется выбирать, куда направить деньги – на уставную деятельность, помощь семьям, или на зарплату сотрудникам, придется решать, чьих детей кормить – своих или чужих». 

ПОМОЩЬ И ДОВЕРИЕ



При первом визите «милосердовцев» обычно встречают настороженно. Приезжают они по сигналу соседей, местных органов власти, органов внутренних дел. 

«Дети как зверьки затравленные, - рассказывает отец Михаил. - Взгляд какой-то испуганный, прячутся за юбку матери. Они озлоблены на всех. Они же не понимают, почему соседский мальчик и пирожки кушает, и пряники кушает, и конфеты кушает, а у них даже хлеба нет. Они просто хотят есть». 

Но жаловаться – не жалуются. Ни дети, ни матери. Даже если общественники приезжают без представителей органов опеки и попечительства, матери нередко скрывают от них истинное положение вещей: боятся, что отнимут детей. 

«Иногда узнать о том, как живет семья не так просто. Матери боятся, что детей отберут, - говорит отец Михаил. - Приехали мы как-то в одну семью, а соседи говорят, что дети бегают делать уроки к ним. Оказалось, у матери за несколько месяцев за свет не плачено, отключили свет… Я – тут же к начальнику Энергосбыта, объяснил ситуацию. Электричество подключили, штрафа брать не стали, задолженность мы оплатили. Проблема была решена».

Но отношение меняется очень быстро. Едва только они понимают, что эти люди приехали их не наказывать, а помогать им, появляется доверие. 

«Вы бы видели, как они нас встречают, - продолжает священник, - дети радостные бегут к нам навстречу. Они же знают, что мы обязательно что-то сладенькое привезем: яблоки, бананы, шоколадки, да просто поесть! Вот приехали дяди и тети от которых мы видим только хорошее. Но главное: у детей не просто к нам меняется отношение, а вообще – отношение к людям и окружающему миру».

И матери очень быстро проникаются доверием к «милосердовцам»; его не надо какими-то особыми способами завоевывать, надо просто начать помогать: приступить к ремонту, договориться с магазином о продуктовых наборах, оплатить задолженность за коммунальные услуги. Матери с пониманием относятся и к тому, что строгая комиссия поможет им с воспитанием детей. На второй-третий раз прием оказывается уже совсем другой. 



Теперь эти семьи не одни. Их взяли под опеку и будут сопровождать. Не только поддерживать, но и контролировать – как общественники, так и представители государственных структур. Рейды к ним теперь будут регулярными. Будут приезжать «милосердовцы», члены Координационного совета, за которыми закреплены эти семьи: им нужно ежемесячно давать сведения о положении дел у подопечных, о произошедших изменениях. Постепенно будут решаться все накопившиеся за время «кризиса» проблемы, по мере поступления новых – распутываться и они. И так до того, пока они не встанут, как следуют на ноги, не окрепнут, не выйдут из разряда кризисных семей.